Поцелуй у здания муниципалитета

Поцелуй у здания муниципалитета, Робер Дуано

Поцелуй у здания муниципалитета

Боковым зрением Соня уловила, как официант остановился в двух шагах от нее, достал из переднего кармана фартука ручку и сделал на чеке несколько пометок. На секунду он застыл в нерешимости, после чего закрепил счет под клипсой металлического подносика и бережно положил его рядом с пышной Павловой.

На чеке в вольном танце кружились десять цифр, а ниже, почему-то с маленькой буквы, красовалось неказистое название французского блюда, которого Соня не видела в меню. Жюльен.

— You don’t have to… — взгляд парня говорил об обратном. Лицо Сони, словно калейдоскоп, за пару секунд сменило несколько выражений: от недоумения к озарению, затем удивлению, смущению, и, наконец, к попытке скрыть тот факт, что она польщена этим жестом. Соня опустила глаза и улыбнулась.

“Необязательно”, — подумала Соня пару минут спустя, когда официант ушел обслуживать вновь прибывшую парочку пожилых туристов. — “Необязательно было так смотреть. Хоть ты его покорми.”

Она оглядела соседние столики и попыталась понять, заметили ли плотно сидящие посетители кафе этот обмен невербальными любезностями.

По правую руку от Сони сидела парочка туристов, которые пристально изучали содержимое своих тарелок и были всецело поглощены поглощением улиток.

Слева сидела компания афро-француженок, которые, судя по количеству пакетов, только что совершили обряд жертвоприношения богу шоппинга. Они бегло говорили на французском.

Соня на секунду нырнула в чувство зависти, но мысли о том, что ее разговорный плох, быстро вернули ее к официанту.

Повеяло прохладой. Солнце завершало свой рабочий день и готовилось покинуть пост. Соня бросила всякую надежду побороть огромный кусок безе. Она залпом допила горький кофе, достала из сумки кошелек и ручку.

Положив на металлический подносик купюру в 15 евро и 2 евро монетой, Соня торопливо вывела свой номер под номером Жюльена и ниже добавила “Whatsapp”.

После чего она поднялась и накинула пальто. Улица отливала бронзой. Солнце прощалось с жителями города.

Спустившись вниз по улице Монторгей, Соня оказалась перед торговым центром, куда только что, судя по всему, совершали свое паломничество девушки из кафе. Вокруг роились люди. Вечерний шоппинг, вероятно, успокаивал нервы после напряженного рабочего дня. Или это были туристы? Молодежь праздно сидела на широких ступеньках и беззаботно болтала.

Соня колебалась: не зайти ли внутрь. Она была совершенно свободна. Первый свободный вечер за много-много лет. Конференция только завтра утром. Весь вечер она может гулять по городу любви и наслаждаться закатом.

Мысли о Виталике ушли на третий план. Будто Соня была и вовсе с ним не знакома. Сегодня ей так хотелось быть кем-то чужим для всех, кого она знала. И в первую очередь, для самой себя. Быть неизвестностью. Интригующей неопределенностью. Быть легким дуновением ветра. Быть теплым прикосновением руки. Быть настоящей. Быть живой.

***

Соня проснулась от сообщения в Whatsapp.

— Здание муниципалитета, 8 вечера, Жюльен

“Вот это наглость. Ни тебе привет, ни помнишь меня. Сразу в лоб. А вдруг я занята в это время? Вдруг у меня деловой ужин. Я же не просто так сюда прилетела. По работе. Сразу видно, официант. Куда там, подумать чуть глубже… Который час?!”

Девушка глянула на часы в левом верхнем углу телефона. 6 утра. Первый доклад начинается в 9. У нее еще куча времени. Она решила, что не будет тратить его на то, чтобы валяться в кровати, и лучше отправится изучать жизнь утреннего Парижа.

Душ, завтрак в ресторане отеля, тщательно подобранный аутфит: белая блузка, темно-синяя юбка миди солнцем, вельветовый блейзер. Соня заколола свои ореховые волосы и нанесла макияж. Туфли, несмотря на высокий каблук, сидели идеально и обещали верой и правдой донести ее до здания, в котором проходила конференция. А позже, возможно, до здания муниципалитета…

“Жюльен… Никак не могу отделаться от ассоциации с горшочками, которые мама делает на новый год.”

Несмотря на октябрь, утро было теплым. Соня вышла из отеля, нагуглила карту и поставила точку в месте, где должна была проходить конференция. Она решила, что времени еще предостаточно, поэтому, вместо того, чтобы вызвать такси, она отправится туда пешком.

Утренние звуки постепенно заполняли город. Она шла уверенным шагом по брусчатым улицам и представляла, будто она живет тут всю свою жизнь. Самое обычное утро обычного дня.

Она шла и вдыхала запахи утреннего Парижа. Цветы, багет, теплый асфальт, парфюм. Все они смешивались в неповторимую комбинацию новых впечатлений. Девушка с любопытством заглядывала в лица прохожих. Пыталась угадать, куда они торопятся. О чем их мысли и заботы. Чем они займутся вечером. Ждет ли их кто-то дома или они проведут этот вечер одни. А, может быть, в компании друзей?..

Соня настолько углубилась в свои догадки, что не заметила, как перестала сверяться с картой. До места назначения оставалось три блока.

***

Здание муниципалитета. Без пяти минут восемь. Соня вышла из такси и отправилась к зданию. Не дойдя до главного входа, она почувствовала, как кто-то подбежал к ней сзади, резким движением развернул и поцеловал ее прямо в губы.

Долго не думая, Соня влепила наглецу пощечину.

— Вы что такое вздумали! Я сейчас закричу! — выпалила Соня на английском.

— Простите, ради бога! Я ошибся! Со спины принял вас за свою девушку! — юноша тер щеку и смотрел Соне в глаза. — Она тоже носит толстые каблуки и миди-юбки. И волосы также закалывает!

— И часто вы так целуетесь с незнакомыми?!

— Честное слово, никогда такого не было! Первый раз. Я Патрик.

— …

— Простите меня еще раз! Что я могу сделать, чтобы загладить свою вину?

— Оставьте меня в покое.

— Да, конечно. А вы тут ждете кого-то?

— Оставьте меня в покое, я же сказала. Это лучшее, что вы можете сделать, пока я не закричала.

— Все-все. Ухожу. Извините, извините, ради бога.

Патрик отошел к ближайшему фонарю и закурил. Соня поправила волосы и осталась стоять на своем месте. На часах половина девятого. Жюльена нигде не было видно. Девушка отошла к противоположному фонарю и стала разглядывать прохожих.

Прошло полчаса, а Жюльен так и не появился. Как не появилась и девушка Патрика. Они стояли, каждый у своего фонаря, изредка поглядывая друг на друга. Соня подумала, что Патрик, не считая коллег с конференции и таксистов, единственный человек, с кем она разговаривала за последние сутки.

Патрик курил уже третью сигарету. Видно было, что он нервничал. Соне на минуту даже стало его жаль. Обидно будет, если его девушка так и не придет. А тут еще она со своими “оставьте меня в покое”. У человека, может быть, трагедия на носу.

“Ну вот, снова я за свое. Надумала уже тут трагедию. Может быть он маньяк. Или воришка. Надо проверить сумку. Хотя, вряд ли бы он тут столько стоял с моим кошельком в кармане.”

Пока Соня рылась в своей сумке в поисках ценных вещей, Патрик незаметно к ней подошел.

— Судя по всему, ваше свидание сегодня в пролете… Как и мое…

— Кто вам сказал, что у меня свидание?

— Думаю, не меньше. Да еще и с совершенно незнакомым человеком.

— Почему вы так решили?!

— Да только незнакомке можно назначить свидание около муниципалитета.

— Да? А вы что же тогда? Тоже ждете незнакомку?

— Нет, я жду любовь всей своей жизни… Не хотите по стаканчику? Я угощаю.

— А как же любовь всей вашей жизни?

— Она не придет…

— Мне так жаль.

— Это же Париж. Нечего жалеть. Если ты влюблен – ты самый счастливый человек на земле.

— Я не уверена, что…

— Что ваш молодой человек не объявится?

— Да

— Не объявится… Это же Париж. Вероятно, у него уже появился вариант попроще.

Соня была обескуражена. Вот так просто и легко этот юноша разбил все ее идеальное представление о городе любви.

— Не принимайте на свой счет, я вас прошу. Вы в Париже первый раз?

— Первый…

— С крещением, — на лице Патрика промелькнула грустная ухмылка. — Так что, по стаканчику? Раз уж вы здесь и я здесь?

— Это же Париж? — недоверчиво подняла бровь Соня.

— Я бы сказал, почему бы и нет. Но обещаю обременять вас исключительно разговорами. Разве что немного философии?

Он протянул согнутую в локте руку. Соня посмотрела на руку, потом на его лицо. Что-то в нем было обаятельное, но в то же время ее смущала его излишняя фамильярность.

— Давайте так. Вы сможете провести этот вечер более насыщенно, чем в компании со мной? — он поглядел на часы. — Учитывая, что все музеи уже закрыты.

Соня нерешительно помахала головой.

— И я тоже. В таком случае, это лучшее, что мы можем сделать.

Утром Соне предстоял ранний подъем и ее собственный доклад на конференции.

— Разве что по одному стаканчику. Мне завтра рано вставать.

— Договорились!

Соня взяла Патрика под руку и они пошли в направлении ближайшего кафе.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.